charsov (charsov) wrote,
charsov
charsov

Categories:

Рейтинг идиотизма

Михалыча и его семью я знаю более 10 лет и ни за что не поверю, что он может быть террористом. А именно таким его хочет представить прокуратура и сопредседатель ОНФ Ставропольского края Александра Будяк, по заявлению которой возбуждено уголовное дело. До последнего дня я молчал, не веря что этот маразм может быть доведен до суда, ибо думал, что максимальным его итогом будет отлучение Михалыча от прошедшего весной "главного события года" - праймериз ЕР в ГД РФ. Но завтра в Промышленном суде Ставрополя состоится заседание.

Поэтому не могу остаться в сторон и хочу рассказать, что известно об этом событии уважаемой Открытой газете, самому Михалычу и уполномоченному по правам человека в Ставропольском крае.


Помощник краевого уполномоченного по правам человека Владимир Михайлович Полубояренко – известный на Ставрополье правозащитник. Однако на днях он объявил о том, что вынужденно приостанавливает свои полномочия. Это связано с тем, что в отношении Полубояренко возбуждено уголовное дело по ст. 273 УК РФ («Заведомо ложное сообщение об акте терроризма»).

Рассмотрение уголовного дела началось в конце прошлого года в Промышленном районном суде Ставрополя. Однако Полубояренко был вынужден пропустить первое судебное заседание: перенесший несколько тяжелых операций, он серьезно болен и вынужден постоянно находиться под контролем врачей. Он физически не может участвовать в заседаниях по делу, организаторы которого будут добивать его окончательно. Что же произошло?

История, о которой речь ниже, точь-в-точь для рубрики «Рейтинг идиотизма», предложенной Дмитрием Медведевым, рассерженным обилием в стране чиновничьей дури. Но в данном случае «идиотизм» – слишком слабое определение той позорной славы, которой опять с головой накрывают Ставрополье люди в погонах, выполняя политический заказ.

Особый привкус этой людоедской коллизии придает то обстоятельство, что инициировала ее сопредседатель краевого отделения Общероссийского народного фронта (ОНФ) Александра Будяк. Она же - директор ставропольской гимназии №24, педагог, учитель русского языка и литературы. То есть по профессии – гуманитарий. А по внутренней сути?!

Абсурд здесь куда в большей степени, нежели тот, от которого волосы дыбом встают сегодня уже у президента Путина, ошарашенного тем, что некий мировой судья из Липецка счел преступлением заявление гражданина (о беззакониях чиновников)… в прокуратуру. Впервые на президентском уровне судью «застукали» на обслуживании чиновников, которых спасали от критики граждан.

На Ставрополье в похожей ситуации спасала себя от критики сопредседатель местного отделения ОНФ Александра Будяк, да еще и с участием силовых структур. Но «достать» критика они решили с особой изощренностью: обвинить его ровно в том преступлении, об опасности совершения которого Владимир Полубояренко и предупредил публично. Предупредил конкретно, убедительно и образно - в своей манере, имея несомненный дар людей убеждать.

Но предоставим слово самому Владимиру Михайловичу Полубояренко. Его рассказ правдив, потому что все факты легко проверяются и подтверждены свидетелями. Ну а обширный комментарий одного из самых известных и уважаемых юристов Ставрополья Алексея Селюкова делает эту историю прозрачной как стекло.

Интриганы с должностными полномочиями во власть лезут по головам

Я всю жизнь был активным человеком и никогда не оставался в стороне от проблем, которые требовали гражданских инициатив и действий. Ко мне за помощью обращались десятки и сотни людей, столкнувшихся с произволом. Даже когда я серьезно заболел, то не оставил правозащитной деятельности, по-прежнему встречался с людьми, помогал им в разрешении правовых вопросов.

Однажды ко мне обратилась депутат Государственной Думы Ольга Казакова с просьбой помочь ей в кампании на праймериз «Единой России». Я бескорыстно ей помогал, участвуя в предвыборных дебатах в ее поддержку. И сам решил участвовать в выборах на стороне «Единой России», поскольку всегда считал себя государственным человеком, сторонником президента Владимира Путина.

В декабре 2015 года я, как беспартийный, подал заявление для участия в предстоящем внутрипартийном голосовании «Единой России» и получил положительное решение, что позволило мне в апреле стать участником праймериз. Был зарегистрирован кандидатом на выдвижение в Государственную Думу РФ, краевую думу и гордуму Ставрополя.

Все встречи с избирателями и публичные дебаты я проводил энергично, наступательно, с присущей мне эмоциональностью, образностью. Иллюстрировал экономические, социальные и другие проблемы примерами из жизни края, конкретных людей и обстоятельств.



Участники праймериз «Единой России» (первый слева - Владимир Полубояренко)

Информацию я получал от граждан на встречах с избирателями, из общения с должностными лицами. Однажды ко мне за помощью обратился депутат краевой думы Николай Новопашин, который обратил внимание на никудышную, по его мнению, работу регионального отделения Общероссийского народного фронта и лично его сопредседателя Александры Будяк.

Являясь директором 24-й гимназии Ставрополя, вместо педагогической работы она, по мнению депутата, занималась исключительно самопиаром. При этом получала одну из самых больших зарплат среди руководителей муниципальных учебных заведений, да еще и поощряла саму себя большими премиями.

Депутат представил мне информацию о деятельности Будяк и других должностных лиц, которые дискредитировали и Общероссийский народный фронт, и правящую партию «Единая Россия».

На мой вопрос, почему же он, как депутат, сам не поднимает эти вопросы на заседаниях думы, Новопашин ответил, что он очень уязвим, а у Будяк большие связи, потому иметь с ней дело небезопасно. А я, как правозащитник, всегда нахожусь, мол, на линии огня, на виду у людей и, типа, более защищен от нападок. Мне такая позиция показалась странной, но я всегда считал: кто-то же должен говорить людям правду...

После этого я на своей странице в соцсети Facebook стал задавать острые вопросы: каким образом можно одновременно быть и политиком, и педагогом? Совмещение этих должностей, с моей точки зрения, невозможно! Причем хочу подчеркнуть, что саму Будяк я никогда не видел и лично с нею не общался.

***

Как мне говорила депутат Государственной Думы от Ставрополья, сопредседатель Общероссийского народного фронта Ольга Тимофеева, за острые выступления меня стали бояться чиновники, а другие участники праймериз – ненавидеть за креативность, на фоне которой они выглядели «бледно», а в некоторых случаях, увы, смешно и даже глупо.

В рейтинге популярности мне удалось опередить многих политических тяжеловесов Ставрополья, с которыми на выборы я шел в одних рядах. Но самого могущественного и мстительного врага я нажил, как меня предупредили уважаемые люди, именно в лице Будяк.

Лидер регионального отделения партии, депутат краевой думы Геннадий Ягубов как-то приватно поделился со мной, что почти после каждого моего выступления подают жалобы обиженные участники. Но так как бюллетени уже напечатаны, снять меня с предвыборной гонки, мол, невозможно, кроме случая, если я совершу преступление… Я на такую «шутку» даже не повелся: мало ли что политики несут порой?!

Но проблемы у меня действительно начались нешуточные! Политсовет регионального отделения «Единой России» четырежды(!) решал вопрос о снятии меня с праймериз якобы за дискредитацию(?!) партии…

***

По графику 16 мая у меня была запланирована встреча с избирателями в 24-й гимназии Ставрополя. Около двух часов я прибыл в гимназию, взяв с собой музыкальную куклу-клоуна, чтобы подарить ее директрисе Александре Будяк.

Ведь личным врагом она мне не была, а критику в адрес партийных активистов я считал делом полезным. Будучи правильно понятой, она корректирует линию поведения и действий ее адресатов.

Я беспрепятственно прошел в гимназию, а охранники, дремлющие на входе, даже не поинтересовались, что я несу в здание.

В холле школы на стене я увидел плакат с изображением кандидата Ольги Тимофеевой. Это меня удивило, поскольку предвыборная агитация в учебных заведениях запрещена.

Далее я прошел в зал, где было уже много народа, и стал раздавать свои предвыборные листовки, которые буквально расхватали. Из зала начали задавать участникам дебатов вопросы, и один из них был такой: почему в гимназии осуществляют поборы? С родителей собирают деньги на учебники, уборку, охрану.

Я ответил: «Никаких денег на охрану родители учащихся сдавать не должны!

Обеспечение безопасности – задача администрации школы». И добавил, что организация безопасности в гимназии отсутствует. И привел пример: вот мы, совершенно-де незнакомые люди, прошли в здание, я нес увесистый пакет и портфель, но никто даже не поинтересовался, что в нем.

После этих слов я открыл свой портфель, где у меня был футляр с фотоаппаратом и маленькие электронные часы. Часы я прилепил изолентой к футляру, достал из портфеля и сказал присутствующим, что из подручных средств изготовил муляж.

«Представьте, – сказал я, – а если бы на моем месте был злоумышленник?» После этого я из пакета достал куклу-клоуна и поставил ее на стол ведущего, с просьбой передать директору Александре Будяк.

***

Далее я напомнил присутствующим, как в ноябре 2015 года в 34-ю школу Ставрополя беспрепятственно прошел сотрудник администрации города. И у него даже не проверили содержимое пакета, который он нес. Зайдя к директору, он заявил, что в пакете муляж бомбы. На следующий день директора школы Людмилу Лаврентьеву глава администрации Андрей Джатдоев уволил.

Лаврентьева – педагог с сорокалетним стажем, заслуженный учитель России, отличник просвещения, обладатель множества почетных грамот и благодарственных писем. После увольнения у женщины случился инфаркт.

Мэр объявил в СМИ, что если подобное произойдет еще раз, то он незамедлительно уволит директора, невзирая на былые заслуги! То есть еще раз подчеркнул собравшимся в зале, что именно директор лично отвечает за безопасность в учебном заведении! Я же спросил зал: интересно, уволит ли Андрей Хасанович по тем же основаниям и директрису Будяк?!

После этого встреча с избирателями продолжилась еще минут сорок, ее снимали две видеокамеры. Забегая вперед, скажу, что эти записи смотрели полицейские, прокуроры Промышленного района и Ставрополя, зампред правительства края Юрий Скворцов… Но из материалов уголовного дела они исчезли.

После того как у присутствующих в зале больше не было вопросов, ведущий Евгений Пятак закрыл встречу, и зал неторопливо покинули люди.

А через несколько минут появились пожарные и полицейские с собакой. Взяв с меня объяснения по поводу произошедшего и просмотрев видеозапись, меня отпустили домой, сообщив, что вопросов ко мне нет.

А поздним вечером того же дня (в 22 часа), когда семья готовилась ко сну, мне позвонил дознаватель и потребовал немедленно явиться с адвокатом на допрос. После этого я и узнал, что в отношении меня возбуждено уголовное дело.

Несмотря на мою тяжелую болезнь, которая требует регулярной госпитализации и приема многих препаратов, меня почти каждодневно вызывали на продолжительные допросы. Из-за лечения я даже был вынужден пропустить первое судебное заседание по делу, назначенное на 12 января.

Вся эта история с обвинением меня в уголовном преступлении - дикая и провокационная. И особенно меня потрясло, что организовала ее Александра Будяк – педагог-гуманитарий. Это ж как надо было «обидеться», затаить злобу и ненависть, чтобы расправиться со мной с привлечением своих связей. А главная цель – не дать мне участвовать в выборах, на которых у меня были все шансы победить.

Владимир ПОЛУБОЯРЕНКО


Дело возбуждено незаконно, по надуманным основаниям, исключительно с политическими целями

Уголовное дело в отношении Полубояренко В.М. было возбуждено явно незаконно, по надуманным основаниям и исключительно с целью «вывести» его из политической борьбы на выборах в Государственную Думу РФ.

Более того, его соперники, умышленно искажая смысл его выступления, решили не только воспользоваться возникшей возможностью для устранения его как опасного конкурента из предстоящей выборной борьбы, но и заодно наказать за острое критическое выступление.

Об этом свидетельствует поспешность, с которой против него было возбуждено уголовное дело. Вопреки процессуальному закону (ст. 164 УПК РФ), устанавливающему, что следственные действия в ночное время проводятся в исключительных случаях, не терпящих отлагательства, тяжелобольного человека после 22 часов обязали прибыть с защитником в орган дознания, где объявили о возбуждении уголовного дела, избрании меры пресечения, втянули в фальсификацию процессуальных документов.

В частности, попросили Полубояренко указать в постановлении о возбуждении уголовного дела время его вручения 23 часа 59 минут, хотя был уже первый час нового дня.

Проведение следственных действий в ночное время, фальсификацию постановления о времени возбуждения уголовного дела можно объяснить только одним: необходимо было «доложить заказчику» о том, что его поручение выполнено в тот же день.

Я утверждаю, что дознаватель, усмотрев в словах и действиях Полубояренко сообщение о готовящемся акте терроризма, исказил смысл сказанного Полубояренко, вырвав его из общего контекста выступления, в котором Полубояренко говорил, что, несмотря на террористическую угрозу, пропускной режим в гимназии, где проводилось предвыборное собрание, формальный, так как при входе в здание сотрудники охраны его не досмотрели и даже не поинтересовались куклой, которую он открыто держал в руке.

В этой кукле, по мнению Полубояренко, лицо, желавшее совершить террористический акт, могло бы беспрепятственно пронести взрывчатку, чтобы взорвать гимназию.

Дознаватель умалчивает, что никто из присутствующих в зале не воспринял слова Полубояренко как реальную угрозу взрыва, о чем свидетельствует тот факт, что собрание продолжалось еще более 40 минут и закончилось по регламенту его проведения.

С учетом изложенного постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Полубояренко вынесено на основании недостаточно исследованных материалов доследственной проверки, словам и действиям Полубояренко дана неверная юридическая оценка, а потому возбуждение уголовного дела является незаконным и необоснованным.

Также незаконным и необоснованным является постановление от 16 мая 2016 года об избрании в отношении Полубояренко меры пресечения – подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Избрание Полубояренко меры пресечения в виде подписки о невыезде и ограничении тем самым его права на свободное передвижение не подтверждено объективными основаниями, предусмотренными ст. 97 УПК РФ: «Скроется от дознания, предварительного следствия или суда, может продолжать заниматься преступной деятельностью, может угрожать свидетелям, иным участникам уголовного судопроизводства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу».

Полубояренко имеет постоянное место жительства в Ставрополе, занимается общественной деятельностью, награжден медалью «Защитнику свободной России».

Выводы дознавателя Алферова Д.А. о необходимости избрания Полубояренко меры пресечения – подписки о невыезде, содержащейся в постановлении от 16 мая 2016 года, являются противоречивыми, так как, с одной стороны, указано, что Полубояренко имеет постоянное место жительства в Ставрополе, по вызовам дознавателя является своевременно, даже в ночное время. В то же время дознаватель, ничем не обосновав, указал, что имеются основания полагать, что Полубояренко может скрыться от дознания или иными способами воспрепятствовать производству по делу.

Материалы проведенного расследования свидетельствуют о том, что дознаватель Магомедов Р.М., принявший дело от Алферова Д.А., также не проявил желания к полному, всестороннему, объективному расследованию всех обстоятельств события, имевшего место 16 мая в гимназии №24, ограничившись допросом свидетелей – сотрудников гимназии, находившихся в служебной зависимости от её директора. В то же время Магомедов не допросил свидетелей, предложенных Полубояренко и его защитником.

Один из них, Виктор Бородай (депутат Государственной Думы третьего созыва. – Прим. ред.), в своем твиттере пишет: «Я лично присутствовал на встрече с избирателями, которая послужила финальным поводом для снятия Полубояренко с процедуры предварительного голосования. Состава преступления в его проступке с муляжом взрывного устройства нет. Он заранее предупредил всех собравшихся, что это муляж, вскрыл его и показал пустое содержимое с будильником.

Несомненно, он переборщил в своих стараниях. Чего в его поведении больше – вреда или пользы? Однозначно одно – сегодня, в условиях повышенной террористической напряженности, образовательное учреждение, где проходила указанная встреча с участниками предварительного голосования, да и все другие школы впредь будут более бдительны к обеспечению безопасности наших детей!

Как только на встрече с избирателями были затронуты неудобные для организаторов выборов вопросы, Полубояренко, к которому до этого не было претензий, превратился во врага. Против него возбудили уголовное дело, исключили из списков партии, которая его поддерживала».

И так считает не только Виктор Бородай. Однако у дознавателя интереса к проверке этой версии не возникло. Руководитель же органа дознания Промышленного отдела полиции, несмотря на письменное указание заместителя начальника отдела дознания управления по организации дознания МВД России, контроля за его выполнением не осуществил.

Материалы оконченного производством и переданного в суд уголовного дела свидетельствуют о том, что в действиях Полубояренко нет состава преступления.

Статья 207 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за заведомо и умышленно сделанное ложное сообщение о готовящемся акте терроризма, но не лицом, намеренным его совершить, а иным лицом, которое не имеет такого намерения и заведомо знает, что это сообщение ложно.

Из содержания предъявленного Полубояренко обвинения видно, что заявления или сообщения о намерении совершить взрыв или иные террористические действия в ходе его некорректного выступления он не делал.

Сообщение в полицию об угрозе совершения Полубояренко террористического акта сделала директор гимназии Будяк, которая в актовом зале школы во время выступления Полубояренко не присутствовала. Сообщение «об угрозе взрывом» и острой ее критике со стороны Полубояренко за ненадлежащее состояние профилактики терроризма в гимназии Будяк узнала из сообщения сотрудников.

Таким образом, дознанию, несмотря на обвинительный уклон, не удалось сфабриковать и доказать наличие в действиях Полубояренко признаков состава преступления.

К сожалению, не на высоте служебного положения оказался прокурорский надзор за расследованием дела. Несмотря на письменное поручение Генеральной прокуратуры обеспечить надлежащий надзор за расследованием и принятием законного решения, оно было направлено тому надзирающему прокурору, бездействие которого обжаловалось и никакого влияния на ход расследования не оказало.

На данном этапе расследования вмешаться в дело и изменить его ход может только прокурор Ставропольского края, который может не согласиться с выводами прокурора Промышленного района, дать материалам дела иную правовую оценку, в том числе совпадающую с нашей.

Окончательное решение по делу будет за судом, и хочется верить, что истина в конечном счете восторжествует. Со своей стороны я буду добиваться ее, используя все правовые возможности.

Алексей СЕЛЮКОВ,
заслуженный юрист России,
уполномоченный по правам человека
в Ставропольском крае
Tags: ЕР, Ставрополье, внутренняя политика, права человека, правосудие
Subscribe

Posts from This Journal “внутренняя политика” Tag

  • Юрий Шевчук с грядки

    "Я против всего этого шоу с поправками. Я абсолютно не согласен с «обнулением» и так далее. Понятно, что все эти 206 поправок — они ради одного. Они…

  • Пандемия общества

    Важное следствие пандемии отнюдь не в сфере медицины. Оно в сфере политического. Все общества, множества, правительства и отдельные люди оказались…

  • О блокировке

    Еще немного и Павел Дуров будет назначен в Правительство РФ вице-премьером по цифровизации. Николай Никифоров, кстати, был назначен на должность…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments